Список форумов БКБ  
 
 FAQ  •  Поиск  •  Пользователи  •  Группы   •  Регистрация  •  Профиль  •  Войти и проверить личные сообщения  •  Вход
 Несколько советов современным воспитателям молодых офицеров Следующая тема
Предыдущая тема
Начать новую темуОтветить на тему
Автор Сообщение
KOBRA
Модератор

   

Зарегистрирован: 29.03.2013
Сообщения: 661
Откуда: Планета Земля

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 16, 2019 7:01 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

"Блистательные немогузнайки" – как противостоять данному явлению, способному разрушить Армию, или "Несколько советов современным воспитателям молодых офицеров".

Часть 1.

Воспитание доверием

«В мои лета не должно сметь

Своё суждение иметь».

А. С. Грибоедов,

слова Молчалина из комедии

«Горе от ума» (1824 г.)

Сравнительно недавно авторы материала завершили свою офицерскую службу и ушли – один в отставку, другой в запас, –– но ещё свежи в памяти воспоминания командирской юности. Невозможно забыть, как по прибытию в часть командиры и сослуживцы встречали молодых лейтенантов-выпускников, принимали в свой коллектив, вводили в должность, помогали становиться настоящими офицерами. Подсказывали и учили, как правильно работать с людьми. Объясняли «прописные» истины, которым не учат в военном ВУЗе, разъясняли тонкости человеческих взаимоотношений, делились опытом, удерживали от неверных поступков. И, как правило, не повышали голоса, обходились без хамства и высокомерия, но – добрым советом, личным примером.

В свете участившихся ныне в силовых структурах негативных событий – недавнего забайкальского расстрела солдатом-срочником в карауле восьмерых сослуживцев, случаев привлечения офицеров всех степеней к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий и корыстные преступления – резонно возникает вопрос: что случилось с офицерским корпусом, неужели бесследно исчезла система обучения и воспитания 80-90-х годов прошлого века, и почему так произошло? Ведь Учителя были достойные. И в Советской Армии и во внутренних войсках МВД. Сами, воспитанные фронтовиками в духе преданности военной профессии и уважения человеческого достоинства (иначе как в бой идти с тем, кто тебя ненавидит за унижения и мечтает в спину выстрелить?), да ещё прошедшие школу войны в Афганистане и «горячих точках» разваливающегося Союза. Мы были совершенно не ангелы, обычные дети своего времени, но, видя в нас юношеское бунтарство и фрондёрство, наши Учителя не пытались его подавить, наоборот, они всемерно стремились в нас развить чувство самоуважения как основу для развития всех других командирских качеств. Они совершенно не пытались превратить нас в безынициативных болванов, способных только щелкать каблуками, упаси Бог! На всех уровнях – и капитаны-майоры, и полковники, и генералы. Потому из нас и не выросло поколение «немогузнаек», которых так не переваривал А. В. Суворов («Бойтесь немогузнаек - от них все беды в армии»).

К сожалению, сегодня именно «блистательные немогузнайки» в фаворе, ведь издали они производят впечатление уверенных в себе людей, они буквально на ходу улавливают мысли начальника и на глазах воплощают их в жизнь. А посему – осыпаны чинами, милостями и… наградами. Ибо послушны и управляемы, не имеют и не отстаивают своё, собственное, мнение, не создают старшим начальникам проблем (ведь боевая подготовка, по сути, может только проблемы приносить, а начальники сегодня проблем не любят), потому охотно включаются в любой кадровый резерв. Говорят, правда, интересы дела при этом страдают, потому что включённым в карьерную гонку «немогузнайкам» совершенно не до этого дела, просто некогда в него вникать, лишь бы понравиться начальству, произвести нужное впечатление, да, чтобы «залётов» не было. Не научили солдата ничему – ну что же, на гражданку уйдёт, кто за это спросит, военком? В душе своё недалёкое начальство, быть может, «немогузнайки» и не любят, но показать это любым образом – нельзя, табу. Потому и процветает показная «лояльность».

А как было у нас?

Один пример. На молодого, своенравного лейтенанта (ныне один из авторов – тот, который С.Д.) замполит мотострелкового батальона майор Щ., прошедший Афганистан, не один час тратит, рассказывая и подсказывая, как лучше поступить в той или иной ситуации, работая с людьми. Приводит примеры своих жизненных «вводных», и то, как находятся пути их разрешения. И всё это ненавязчиво, в дружеской беседе, за кружкой чая, при этом обсуждаются очень острые вопросы, порой появляющиеся в повседневной деятельности. Безусловно, он является настоящим примером для молодого офицера. И, конечно же, мягко подталкивает С.Д. посмотреть на себя со стороны – критически. Для Щ. не существует запретных тем для обсуждения, и потому к нему тянутся люди.

Другой пример.

Тот же автор со своими солдатами находится в командировке в г. Баку, в штабе армии, расположенном в знаменитых Сальянских казармах. Это в период 1988-1989 гг., в городе введён режим чрезвычайного положения, обеспечивается комендантский час. Но в прокат выходит кинофильм «Воры в законе», что пользуется большой популярностью, и С.Д. обещает своим подчинённым провести культпоход на просмотр этого фильма. Старший начальник, который курирует эту команду, полковник М., запрещает культпоход в воскресенье. Что поделать, и старший лейтенант решает перенести просмотр на вечер буднего дня. Вроде бы, согласованы все вопросы, даже смог убедить помочь с транспортом командира комендантской роты, и тот выделяет автобус. После ужина команда выезжает в кино. Организованно убывают, организованно возвращаются. Всё, вроде бы, успешно. Но!
Но спустя сутки старший лейтенант вызван «на ковёр» к полковнику М. по поводу культпохода. На вопрос: «Почему пошли в кино, ведь я вам запретил», - следует ответ: «Я выполнил вашу команду, в воскресенье культпохода не было. Но насчёт среды распоряжений от вас не поступало. И ещё. Товарищ полковник, я ДАЛ СЛОВО своим подчинённым, что мы посмотрим с ними вместе этот фильм». Недолгая пауза, а затем звучит вопрос: «Как всё прошло?» - «Без происшествий». И старший начальник, кивнув головой, отпускает своего подчинённого командира.

Читатели должны понимать, что обстановка в Баку совсем не безобидная, идут митинги, в город прибывают беженцы, в ночное время действует комендантский час. В отношении населения Баку к силовикам всего хватает.
Но нас учат быть офицерами, а не казаться. Дал слово – сдержи его, невзирая ни на какие внешние обстоятельства.

«Велика и почётна роль офицера, понимаемая таким образом. И тягость её не всякому под силу. И муштруйте, и воспитывайте!.. Но только — сначала себя, а потом солдата. Всё дело в том, чтобы силы и способности, данные человеку природой, не ломая, специализировать в военном направлении». Так учит русских офицеров Михаил Иванович Драгомиров.

Третий пример из жизни.

Отряд специального назначения готовится к предстоящей длительной командировке в район боевых действий в Чечне. В это время назревает конфликт между командиром и настроенной максималистски офицерской молодежью. Об этом узнаёт очень высокое командование. Итог – на офицерское собрание в отряд приходит двухзвёздный генерал Р. (ныне его фамилия известна всей России), который спокойно, без громких слов и патетики, разъясняет «особенности текущего момента», важность сплочения коллектива перед испытаниями и необходимость все усилия направить на подготовку к командировке, чтобы выполнить задачи с минимальными потерями. Это всё говорится простым, образным русским языком, без матерщины, ставшей ныне притчей во языцех, в форме диалога, да так, что молодые офицеры всерьёз задумываются над тем, насколько мелки их амбиции и гордыня перед предстоящей им и их подчинённым ВОЙНОЙ. Когда один из авторов (тот, кто В.М.), спустя много лет, сам находясь в звании старшего офицера, поведает эту историю одному генералу, тот просто ему не поверит: «Кто вы такие были, чтобы он к вам приходил, да ещё так беседовал?» Никаких оргвыводов сделано не будет – ни к командиру, ни к «бунтарям». Генерал Р. понимает – нужно НЕ СНИСХОДИТЬ к 22-25-летним командирам, а общаться с ними как с РАВНЫМИ товарищами по оружию. Это – приём убеждения, самый действенный приём, который впоследствии возьмёт на вооружение В. М. в общении со своими подчинёнными. Спасибо за то, что научили, товарищ генерал! Доверие авансом окрыляет. Вера в себя – это то самое горчичное зерно, что горы позволяет двигать.

Следующее – доверие старших предполагает, что они не станут вмешиваться в твою сферу компетенции и НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не будут подменять тебя – как в повседневной жизни, так и в боевой работе. Спрос идёт по конечному результату, будь то оценка на итоговой проверке либо результат в специальной операции. А стоять у командира над душой в процессе, нагнетать обстановку и провоцировать суматоху – какой смысл? Один вред.

Этот подход, как ни один другой, воспитывает самостоятельность.

Четвёртый пример.

Двадцать лет назад В. М., будучи в «высоком» звании капитана и должности командира группы специального назначения, оставшись со своим подразделением на базе в качестве резерва (отряд улетел в Дагестан, где полыхнула война), оказывается перед альтернативой – заступать через сутки во внутренний наряд и за месяц снизить морально-боевые качества бойцов и подразделения в целом до нуля, либо заступать раз в три дня, проводя раз в три дня суточное комплексное полевое занятие, что позволит эффективно поддерживать группу в боевой форме. Будущий автор заходит к начальнику штаба подполковнику П., остававшемуся на базе за командира отряда, спрашивает разрешения на «эксперимент» (сегодня, обложившись уставами, приказами, регламентами, методичками, наставлениями, современный НШ, наверняка, скажет с порога – «нет»). Евгений Николаевич же протирает очки и спрашивает: «Люди выдержат нагрузку?» - «Да». – «Давай попробуем».

Он всё понимает. Группе через пару месяцев лететь в район на выполнение задач, это объективно неизбежно. Значит, командир должен найти способ подняться над неизбежной суетой нарядов, хозработ и повседневных забот – и сохранить боеспособность и боеготовность группы. С другой стороны – риск, ответственность, куча уязвимых мест, вероятных нарушений требований безопасности, способных не только испортить карьеру ретивому командиру группы, но и всем его прямым начальникам. А значит НШ надо посмотреть, справится ли с этим командир. Он посмотрит. Один раз, на первом занятии, когда приедет на полигон на своём «уазике». Всё оглядит, посмотрит ход занятия, его организацию, оценит соблюдение требований безопасности при применении имитационных средств, пожелает удачи – и уедет. Больше приезжать не станет. Автор очень ценит эту степень доверия. И потому вместе со своими офицерами и прапорщиками-инструкторами сделает всё возможное и невозможное, чтобы ни на этом, ни ещё на почти двух десятках занятий не появилось не только травм, но и малейших предпосылок к их получению. Люди работают на износ, но понимают – это ИМ НУЖНО, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ на войне. Хотя порой валятся с ног от усталости. Немалую роль для восстановления сыграет плавательный бассейн, который солдаты группы будут посещать – тоже раз в три дня.

Снова – воспитание доверием. Почти как у С. Д.

Пятый пример.

Вернувшись с командировки, подразделения отряда приступают к мероприятиям по плану реабилитации. Бойцы группы В.М. изъявляют желание посетить одну из московских дискотек. Организованно. Командир, полковник И., задаёт автору всего два вопроса: «Ты гарантируешь, что инцидентов не будет?» - «Да». – «Сам с ними пойдёшь?» - «Да». Автор собирает своих ребят и говорит: «Командир нам ДОВЕРЯЕТ. Наша задача – сделать так, чтобы инцидентов не было не только на дискотеке, но и в радиусе километра от неё. Да, дискотека, я знаю, платная. То, что у нас с вами найдутся деньги её посетить, я не сомневаюсь (по итогам командировки военнослужащие получили неплохие «боевые», тогда их только начали платить - Авторы). А как быть с молодёжью, пришедшей в группу? Оставим их в казарме? Ведь они в командировке ещё не были и право на реабилитацию не имеют?» - «Никак нет, товарищ капитан. Мы – одна семья, и либо идём все, либо никто. Их ведь всего несколько человек, мы скинемся за них».

Думаю, даже не стоит говорить, что банальная московская дискотека превращается в изысканный бал для наших военных, и все секьюрити отмечают: в тот день она проходит, на удивление, спокойно. А В. М., вернувшись, докладывает полковнику И.: «Без происшествий». Следуют сдержанная улыбка и кивок головы командира.

Продолжение следует.

Валерий Медведь, полковник в отставке,

Сергей Доценко, подполковник запаса,

ветераны боевых действий


Image

_________________
Мы кровью врагов земли русской напишем летопись новой Руси
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеПосетить сайт автора
KOBRA
Модератор

   

Зарегистрирован: 29.03.2013
Сообщения: 661
Откуда: Планета Земля

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 23, 2019 1:04 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Блистательные немогузнайки – как противостоять данному явлению, способному разрушить Армию,

или Несколько советов современным воспитателям молодых офицеров.

Часть 2.

Личный пример

«От немогузнайки много, много беды. За немогузнайку офицеру арест, а штаб-офицеру от старшего штаб-офицера арест квартирный».

А.В. Суворов

Офицерский стол. Люди в погонах усаживаются за него совсем не для того, чтобы выпить-закусить (не употребляешь алкоголь – вот тебе минералка, лимонад, морс или сок, пей всё, что душе твоей угодно). Здесь проходит мало известная штатским людям, но значительная и очень высоко значимая для офицеров их часть жизни. Молодые лейтенанты, равно и вновь прибывшие из других мест службы, представляется коллегам по коллективу, офицеры вместе отмечают праздники, дни рождения, присвоения очередных званий, «обмывают» государственные и ведомственные награды, повышения по службе, рождение детей и внуков, другие значимые события жизни, наконец, просто общаются. Существует множество неофициальных, но освящённых традицией и потому строго соблюдаемых «застольных» ритуалов. Главное, подчеркнём, это общение. Причём общаются, как правило, по именам молодые, по имени и отчеству старшие и представители разных поколений между собой, исключение составляет обращение к командиру – его величают по званию. Здесь новичка старшие смотрят – каков он, кого из себя представляет, как себя ведёт в раскованной, неформальной обстановке. И порой делают нелицеприятные выводы о человеке. Потому и называют офицеры на шутливом сленге свой стол «мероприятием».

Пример шестой. На момент, когда состоялся памятный В.М. офицерский стол, он, тогда ещё молодой лейтенант, уже отслужил почти полгода в мотострелковом батальоне, командовал которым подполковник К., участник войны в Афганистане, да не где-нибудь, а в специальном подразделении МВД «Кобальт», за которым боевых дел имелось ничуть не меньше, чем за легендарным отрядом КГБ «Каскад». Служба В.М. нравится. Наставникам внимает. О лучшем и не мечтает. И, когда на офицерском «мероприятии» батальона комбат внезапно даёт слово В.М., тот, волнуясь и краснея от внимания старших товарищей, выдавливает из себя что-то в духе: «батальон – семья для офицера, и лучшей службы я для себя и не мыслю, давайте поднимем бокалы за наш второй батальон и нашего прославленного комбата». Комбат молча выслушивает хвалебный тост и, когда все выпивают, бесстрастно поправляет В.М.: «Правы вы, товарищ лейтенант, и батальон наш замечательный, и офицеры в нём отличные, да только служить вы в нём не будете». Гнетущая тишина. Все молчат.

Никто не решается поинтересоваться у Бати, в чём же провинился В.М. и куда его переведут, а сам он просто недоумевает, что же всё-таки случилось, раз он попал в такую немилость. Выждав паузу, комбат без улыбки добавляет: «Просто потому, лейтенант, что на вас разведка, вновь формируемая в полку, глаз положила. Интересовался вами майор Л. Я же догадываюсь, какое вы решение примете. Я бы сам на вашем месте такое же принял». Вот так в мгновение ока меняется кардинально судьба В.М.

Пример седьмой. В ходе полкового мероприятия по празднованию Дня Советской Армии и Военно-Морского Флота, проводимого в офицерском кафе, один из командиров взводов мотострелковой роты, во главе которой С.Д., «не смог рассчитать свои силы», и коллеги его выводят на свежий воздух, усаживают на скамейку и обдумывают, каким образом лучше доставить до постели. Тут выходит командир полка полковник Ш., который видит всё происходящее воочию.

Полковник задаёт ожидаемый, в принципе, вопрос: «Чей?» С.Д., тогда капитан, спокойно отвечает: «Мой». Ш., видя, что ситуация под контролем, больше для проформы, спрашивает: «Что случилось?» Командир роты: «Офицер не учёл свои возможности, сейчас отведут домой спать». Командир полка кивает и уходит. На следующий день никакого «разбора полётов» не происходит. Почему? Командир полка видит, что в роте С.Д. есть офицерский коллектив, ротный «держит руку на пульсе», и какие-либо происшествия с участием «утомившегося» лейтенанта исключены.

Пример восьмой. Непредсказуема и потому невероятно интересна жизнь молодого лейтенанта. Каждый день совершает он кучу открытий. Особенно по прибытию в новое подразделение, чей уклад в корне отличается от обычной пехоты (хоть оно и совсем недавно сформировано). В канцелярии разведывательной роты В.М. его новый шеф доходчиво объясняет: «У нас не принято курить. С алкоголем у тебя как?» - «Ну, как у всех» - «Пить тоже. Только по большим праздникам – по бокалу сухого вина. Вместе с нами. И, ещё, - с загадочной улыбкой глядя на лейтенанта, произносит ротный, - вводим новую традицию: еженедельный 12-километровый марш-бросок с бойцами от казармы до полигона. Надеюсь, ты не против?» - «Никак нет». - «Вот и чудненько. Меня Олег зовут».

Личный пример офицера. В отличие от мотострелковой роты, в которой провёл В.М. первые полгода офицерской службы, в разведроте, как и впоследствии в отряде специального назначения, где лейтенант через год продолжит службу, всё основано именно на этом. И никакой пощады к себе. Но именно такой В.М. служба и виделась в военном училище. Минимум нарядов, почти нет хозработ (кроме обслуживания оружия и боевой техники в парке, а также – раз в неделю – парково-хозяйственного дня), только боевая подготовка, возведённая в культ, да иногда – с приходом в полк боевого распоряжения – непродолжительная специальная командировка в регион со сложной оперативной обстановкой. Ещё – участие совместно с сотрудниками РУБОП в оперативно-профилактических мероприятиях в различных «злачных местах» Москвы.

Основа занятий – полевые. Дом лейтенанта – палатка, где отдыхают и бойцы его взвода. Дневные занятия после короткого отдыха меняются ночными. Наиболее эффективная для обучаемых форма боевой учёбы – суточные полевые комплексные занятия (именно о ней вспомнит В.М. через шесть лет, уже будучи командиром группы специального назначения, об этом написано в первой части – Авторы). Результатом суточного занятия на выходе становится сплав наиболее важных и необходимых для боевой работы разведчика навыков и умений. Никакой воды – только самое ценное и нужное, доведённое до инстинкта, автоматизма. Так учит майор Л. И, вернувшись с занятий, лейтенант склоняется над написанием подробных планов-конспектов на предстоящие сутки. Как положено – со схемами, таблицами, используя разноцветные ручки.

В.М. быстро уясняет: Л. не любит «лить воду», он немногословен. Ему «подсаживаться на уши» – тоже бесполезно. Краповый берет, орденоносец. Авторитет его в полку непререкаем. До того, как стать начальником разведки, командовал полковой учебной ротой специального назначения, той самой, которая была создана на месте отпочковавшегося от полка батальона спецназа, ставшего в 1991 году самостоятельной воинской частью под именем отряд «Витязь». Основа обучения у него – личный пример. Офицер должен уметь всё, что умеют его подчинённые, и не стыдиться своего неумения, тем более – не стесняться спрашивать у своего солдата или сержанта и, ни в коем случае, «не надувать щёк». «Немогузнайки» у Л. не приживаются. На всю жизнь в памяти В.М. откладывается: «лучше быть, чем казаться».

«Я, слава Богу, знаю и умею процентов семьдесят того, что знает и умеет полковник Лысюк (первый командир отряда «Витязь» – Авторы), и буду считать, что свою работу выполнил успешно, если вы будете знать и уметь процентов семьдесят того, что знаю и умею я», – любимое выражение майора Л.

А ещё: если командир взвода на занятии действует в строю своего подразделения, он выполняет все команды и вводные в составе своего подразделения, без скидок на «звёзды». Здесь не пехота – «директоров взводов» нет. Это В.М. уясняет на первом же полевом занятии.

Не забыть первый спуск на спусковом устройстве (самое первое, появившееся во внутренних войсках, пожарное устройство СУ-Р) с пятого этажа здания. Вроде бы, и с парашютом прыжки совершал не раз, и ничего сложного, но ноги при соприкосновении с землёй предательски скользят по ледяной корке, и приземление В.М. происходит на «пятую точку». Сзади сдержанно хихикают бойцы. Л. спокойно произносит: «Ничего страшного, Валера, научишься. В следующий раз получится лучше. Давай наверх».

Пример девятый. Середина 80-х годов 20 века. В составе Группы советских войск в Германии находятся самые элитные, прославленные в годы Великой Отечественной войны, укомплектованные практически по штатам военного времени, соединения Советской Армии. Они поддерживают самый высокий в Советских Вооружённых Силах, уровень боевой готовности и подготовки войск, оснащены самым современным вооружением. Боевая учеба

не прекращается круглосуточно, огромные полигоны заняты постоянно. Войска ГСВГ на передовом рубеже, реально противостоят войскам НАТО, которые расположены всего в нескольких десятках километров, в соседней ФРГ. А еще постоянные учения – показные, экспериментальные, совместные с армиями стран Организации Варшавского Договора. По своим масштабам некоторые из них сравнимы лишь с крупными операциями времён Великой Отечественной войны. Нагрузка на личный состав максимальная. Так, при подготовке к показным учениям на Магдебургском полигоне, учебно-боевые машины командира мотострелкового взвода лейтенанта С.Д. за 40 суток проходят более 2000 км, практически годовую норму расхода километража. Практические действия отрабатываются до автоматизма. Основа обучения – личный пример офицера. Всё это в январе-феврале 1986-го, ежедневно, на протяжении 40 дней, по 12 часов занимаясь в поле, только поздно вечером возвращаясь в палаточный городок, а рано утром – обратно на учебные поля Магдебургского полигона. Тема предстоящих тактических учений с боевой стрельбой: «Наступление мотострелковой дивизии с ходу». Артиллерия и авиация оказывают огневую поддержку, максимально приближенную к наступающим войскам. Всё как в настоящему бою. Впереди наступающих катится огневой вал – точь-в-точь, как те огневые валы, что сопровождали наши наступающие войска здесь, на немецкой земле, зимой-весной 1945-го. Ведь учения смотрит сам Маршал Советского Союза Николай Васильевич Огарков, Главнокомандующий войсками Западного направления. С ним – военные атташе стран Организации Варшавского договора. Цена ошибки любого из звеньев, участвующих в Большой Игре, исключительно высока – не только жизнь и здоровье многих людей, но и престиж ГСВГ.

Подразделения, где личный состав обучен и сплочён командирами, как правило, в ходе таких действий не допускают предпосылок к происшествиям. Но от ошибок не застрахован никто. Так, в ходе подготовки, при метании боевых гранат при атаке переднего края обороны противника мотострелковой ротой, рядовой У. машинально перекладывает гранату с вытащенным кольцом из одной руки в другую. Граната взрывается в руке. Сам метающий и три его сослуживца получают осколочные ранения различной тяжести. Всё как на войне. По-настоящему. И кровь на снегу. Раненых эвакуируют военные медики.

Позже, при выполнении этого же эпизода на самих учениях, один из солдат подскальзывается на льду и падает, но руки с гранатой не разжимает, потом встаёт, поднимает руку с гранатой и кричит: «У меня граната». Уже прогремели взрывы. Все остальные свои гранаты метнули. Цепь движется вперёд. Командир роты останавливает роту на месте, даёт возможность солдату выдвинуться вперёд и бросить свою гранату. И, как ни в чём ни бывало, после взрыва даёт команду роте: «Вперёд». На лице его, кажется, мускул не дрогнул. Чего ему это стоит знает лишь тот, кто в этом участвует. За полем учебного боя внимательно наблюдает Маршал Огарков.

«За учёного трех неучёных дают. Нам мало трех! Давай нам шесть! Нам мало шести, давай нам десять на одного! Всех побьем, повалим, в полон возьмем!» (А.В. Суворов)

Продолжение следует.

Валерий Медведь, полковник в отставке,

Сергей Доценко, подполковник запаса,

ветераны боевых действий


Image

_________________
Мы кровью врагов земли русской напишем летопись новой Руси
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеПосетить сайт автора
KOBRA
Модератор

   

Зарегистрирован: 29.03.2013
Сообщения: 661
Откуда: Планета Земля

СообщениеДобавлено: Пн Дек 02, 2019 10:52 am Ответить с цитатойВернуться к началу

Блистательные немогузнайки – как противостоять данному явлению, способному разрушить Армию,

или Несколько советов современным воспитателям молодых офицеров.

Часть 3. ВОЙНА

«Для уничтожения врага нужна стройность в душе гораздо больше, нежели в формах и горе тому, кто не запасся первою в мирное время».

М.И Драгомиров («Офицерская памятка», 1888 г.)

Приход к власти в партии и стране в 1985 году М.С. Горбачева, возглавившего «перестройку» социалистической системы хозяйствования в рыночные отношения, ожидаемо завершается глубоким политическим и экономическим кризисом – как в самой стране Советов, так и во всём социалистическом лагере. В угоду западным «партнёрам» развернут демонтаж его военной организации – Варшавского Договора, – а также экономической – Совета экономической взаимопомощи. Параллельно начинаются необратимые процессы «суверенизации» в республиках Советского Союза. Сдаются одна за другой внешнеполитические и геополитические высоты, удерживаемые после 1945 года в Европе и Азии СССР, поэтому Запад справедливо воспринимает всё это как победу в «холодной войне». Победители же разоружаться совершенно не собираются, наоборот, всячески наращивают блок НАТО.

Для Западной группы войск (до 1989 года носит название Группа советских войск в Германии – ГСВГ – Авторы) всё изменится после 3 октября 1990 года. Германия объединена. Из неё, объединённой, в ускоренном темпе начинается вывод, а, точнее, бегство воинских частей, соединений и объединений ЗГВ на просторы нашей, пока ещё необъятной, Родины. О святая святых – боевой подготовке – теперь напрочь забыто, командованию совсем не до неё, у него теперь совершенно иные заботы: готовить военные городки и полигоны к передаче властям Германии, вывозить в Союз немалые материальные средства. Разумеется, на фоне этих хлопот предана забвению боевая готовность, падает уровень воинской дисциплины. Ряд офицеров и прапорщиков заняты повышением собственного благосостояния, не отстают от них и многие солдаты и сержанты. Выводятся войска не только из Германии, идут эшелоны из Венгрии, Чехословакии, Польши. Начинается стремительное разложение некогда элитного первого эшелона «несокрушимой и легендарной». На фоне катастрофических процессов, происходящих в стране, это не бросается в глаза. Союзной власти совершенно не до армии. Многие выводимые соединения садятся в чистое поле. Во всех сферах государственной деятельности царят хаос и анархия.

Союзные республики СССР одна за другой объявляют о своем суверенитете, а расположенные на их территории объединения и соединения (в том числе только что выведенные из Восточной Европы) объявляют своими национальными армиями.

42-й армейский корпус дислоцируется во Владикавказе, в состав этого объединения входят части сокращенного состава, а также так называемые кадрированные части, в которых личный состав занят, в основном, охраной и обслуживанием находящейся на хранении военной техники. Служба здесь проходит размеренно, неторопливо. С приходом войск из Восточной Европы корпус развертывают по штатам 1-й категории, пополняют техникой из выведенных групп войск. Только войска уже совершенно не те, что пять лет назад показывали чудеса на Магдебургском полигоне (рассказ об этом во 2 части - Авторы), да и у командиров теперь совершенно иное мышление. Хозяйственная хватка и «деловитость», увы, не заменят главных командирских качеств.

Всё меняется с приходом на должность командира корпуса генерал-майора Анатолия Григорьевича Корецкого. Генерал с ходу даёт понять подчинённым – успехи в «выравнивании кроватей» его совершенно не интересуют. Вездесущий комкор не ограничивается сказанным, он неуклонно проводит в жизнь политику жёсткого спроса именно за результаты боевой подготовки, ибо понимает – будут офицер и солдат заняты военным делом по-настоящему, неизбежно укрепится воинская дисциплина, возрастут боевая готовность и боеспособность. В требовательности своей Анатолий Григорьевич опирается на офицеров, не согласных со сложившимся положением вещей, ибо любой настоящий военный предпочитает боевую учёбу хозяйственной суете. В результате части корпуса, преодолев инерцию расхлябанности, усиленно занимаются боевой подготовкой, она вновь занимает своё законное место на пьедестале. Да и обстановка настоятельно подтверждает эту необходимость, ведь вскоре корпус окажется в эпицентре осетино-ингушского межнационального конфликта. Обе воюющие стороны нападают на воинские части и склады, в первую очередь – в целях захвата оружия, боевой техники и боеприпасов. Захватывают в заложники и военнослужащих.

Жёсткие и решительные действия командиров частей 42-го армейского корпуса остановят конфликт в зародыше. Сам генерал-майор Корецкий приложит много усилий в недопущении его возобновления. Кое-кому это здорово не понравится. 1 августа 1993 года вместе с главой Временной администрации в зоне конфликта Виктором Поляничко командир корпуса выезжает на переговоры с ингушскими полевыми командирами. В пригороде Владикавказа, в районе села Тарское Пригородного района Северной Осетии, автомобиль расстрелян из засады неизвестными. Кроме генерала Корецкого, погибают Виктор Поляничко и сопровождавший их офицер «Альфы» старший лейтенант Виктор Кравчук, ранены несколько военнослужащих. На теле каждого из убитых более 10 огнестрельных ран.

Но процессы, запущенные погибшим командиром корпуса, уже не остановить. Офицеры понимают: час новых испытаний – не за горами. Рядом находится Чечня, в которой давно полыхает гражданская война. 9 декабря 1994-го президентом Б.Н. Ельциным подписан указ № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и в зоне осетино-ингушского конфликта», и война становится Первой Чеченской. Увы, у человека, пришедшего на смену Корецкому, недостаёт именно решимости отдать приказ и нести на себе всю ответственность за его исполнение подчинёнными – до конца.

Пример десятый. Негативный. 11 декабря 1994 года, около 09.00, при прохождении воинской колонной мотострелковой дивизии территории Ингушетии, происходит её блокирование гражданскими лицами количеством около 700 человек. Движение остановлено. На дороге у моста складированы бетонные блоки. Толпой кто-то умело управляет. Люди постоянно прибывают, их становится всё больше и больше, в толпе присутствуют люди в милицейской и камуфлированной форме. Со стороны блокирующих вначале звучит: «Зачем вы здесь? Убирайтесь вон!», – потом оскорбления и угрозы. Примерно через 10 минут после остановки колонны разъяренная толпа бросается на военнослужащих и военную технику. Молодые парни и совсем подростки под руководством старших, специально заточенными предметами прокалывают колеса автомобилей, обрезают топливопроводы, шланги тормозов. Взрослые разбивают ветровые, боковые стекла, врываются в автомашины, вытаскивают и избивают военнослужащих, выводят из строя, растаскивают технику и другое военное имущество, похищают оружие. Отмечены попытки захвата в заложники военнослужащих. Сбрасывают с дороги топливозаправщик и поджигают. Предупредительные выстрелы в воздух не в силах остановить толпу, физическая сила не помогает. Командир одного из полков, в котором проходит службу автор С.Д., выходит по средствам связи на старшего командира, просит дать команду на применение оружия на поражение. Высокопоставленный «немогузнайка» рекомендует людей уговаривать. В сердцах полковник кричит ему в эфир: «Сам приезжай сюда и УГОВОРИ!». Но в армии приказы не обсуждают.

В памяти С.Д., тогда капитана, засело: сидит он на броне БТР, автомат в руках, патрон в патроннике, палец на спусковом крючке. Подбегает пожилой аксакал и пытается склонить его к… дезертирству. Пробегающий рядом с БТР подросток срывает с брони лопату и кидает её в поле, его товарищ кричит ему: «Зачем? Оставь её солдату на могилу». Молчание – и выдержка. Приказ – огня не открывать.

Основной удар бесчинствующей толпы приходится на колонну тыла. Пострадают 32 единицы техники, 17 из которых сожжены. Танков, БМП, САУ нападавшие разумно остерегаются.

И только после вызова командованием к колонне подразделения специального назначения ВВ МВД России и применения последним специальных средств толпа рассеяна.

В дивизии, где проходит службу С.Д., потерь не было. Но не всем так повезло. В 17 часов 15 минут того же дня в районе Гази-Юрта со стороны леса по другой воинской колонне открыт огонь из автоматического оружия. Погиб рядовой Виталий Масленников, открывший скорбный список потерь в Первой Чеченской.

Вечером доводят приказ: при малейшей попытке противоправных действий огонь открывать на поражение. На следующий день никто уже не пытается блокировать воинские колонны, а тем более обижать военнослужащих. Жёсткий урок пошёл военным впрок. А подчинённых С.Д. ожидают другие испытания – со стрельбой в упор из засад и подрывами на фугасах. Реальные боестолкновения. Учатся быстро.

Пример одиннадцатый. А учатся – в том числе и «развенчивать» «блистательных немогузнаек». На конкретный вопрос – конкретный ответ. Летом 1996 года полк, в котором майор С.Д. является начальником разведки, выполняет боевую работу в одном из ущелий горной Чечни. Внезапно следует вызов к исполняющему обязанности начальника разведки дивизии. С порога звучит вопрос вышестоящего товарища:

– Твои полковые разведчики подготовлены?

– Да.

– Есть необходимость немного изучить эти горы, – исполняющий обязанности предлагает на карте маршрут протяжённостью около 30 километров по горам с задачей «посмотреть», как там обстоит на предмет наличия противника, затем исследовать ещё пару районов.

С.Д. готов выделить и подготовить к работе разведывательную группу. Но при этом задаёт обычные, в принципе, вопросы: порядок обеспечения группы, кто будет поддерживать её в случае боестолкновения на таком удалении от своих, как будет осуществляться эвакуация группы?

На что следует «ёмкий» ответ «блистательного немогузнайки»:

– НЕ ЗНАЮ.

- Вот, когда узнаешь, тогда и пойдем.

Боевого распоряжения в полк так и не поступает. Видимо, старший начальник счёл нецелесообразной задачу, предложенную ретивым подчинённым: «посмотреть».

Задача старшего начальника должна исходить из реальных возможностей, подготовки и обеспеченности, подчинённых. При этом наиболее чётко увязываются вопросы всестороннего обеспечения, взаимодействия и связи.

Пример двенадцатый. Людям, которым предстоит выполнять задачу, она должна быть понятна и стать их внутренним убеждением.

Отряд специального назначения внутренних войск, в котором проходит службу лейтенант В.М., в числе первых вылетает в Будённовск, в котором орудует банда Басаева. Готовится штурм больницы, в которой находятся террористы, удерживающие заложников. То, что штурм повлечет за собой значительные жертвы и среди заложников, и среди бойцов спецподразделений, осознают в оперативном штабе все. Требуется выяснить,

насколько психологически готовы к этому бойцы. Возглавляющий отряд в пункте временной дислокации подполковник П., уже известный нам по первой части «Блистательных немогузнаек», собрав командиров подразделений, доводит ситуацию объективно и жестко, просит побеседовать с людьми, чтобы люди взвесили свои силы непредвзято, трезво, реально. Отряд молодой, опыта не хватает, штурм будет тяжелый, рисковать жизнью придется всем. Командиры групп идут к своим ребятам. В.М. подробно рассказывает ситуацию своим бойцам, не скрывает от них, что штурм будет очень тяжелым, возможны серьёзные потери, в конце беседы задаёт вопрос: «Готовы ли мы идти на штурм?».

Внимание. Все в отряде – и офицеры, и бойцы – знают, что отношение профессионалов из «Альфы» и «Веги» по отношению к предстоящему штурму критическое. Все знают, что в планируемой оперативным штабом контртеррористической операции предстоит делать то, что до этого в мировой практике не приходилось делать никому. Какие-либо иллюзии у спецназовцев на этот счёт отсутствуют. Парням в группе В.М., как, впрочем, и в остальных группах, по девятнадцать-двадцать лет. Почти все они являются срочниками, контрактников в отряде на тот момент – единицы. Почти все до вылета в Будённовск необстрелянные (многие получили боевое крещение в первый день, приняв участие в поисках бандитского снайпера, засевшего в музыкальной школе). Сначала они молчат, напряжённо думают, а потом начинают высказываться. В.М. поражен, как они по-взрослому, здраво, по-мужски говорят. Все высказывают практически одну и ту же мысль: «Отряд молодой, отряду нужно завоевывать себе имя. Мы готовы. У нас нет права отказаться». В.М. начинает «разубеждать», приводя самые жуткие аргументы против. Бойцы стоят на своём, и В.М., сам немногим их старше, понимает: это – не юношеская бравада. Через несколько минут после окончания беседы он узнаёт: во всех группах бойцы на вопрос своих командиров дают одинаковый ответ. Командиры групп подходят к Евгению Николаевичу и докладывают о моральном настрое подчинённых. П. уходит на совещание оперативного штаба, зная моральный настрой отряда.

Участие в штурме обходится для отряда почти без потерь (один легко раненный), несмотря на то, что действуют на одном из самых опасных участков. Вечером лейтенант, вглядываясь в лица бойцов, попросту не узнаёт их. Кажется, за один день боя они повзрослели на десятилетие. Несмотря на общий неуспех штурма, они приобрели позитивный боевой опыт – убедились, что самых «навороченных» бандитов можно и нужно успешно бить. Немалую роль сыграло и то, что офицеры не «посылали» подразделения в бой, а все, включая подполковника П., действуют в боевых порядках. Впрочем, по-другому в отряде, где проходит службу В.М., быть попросту не может.

«...Делите с солдатом труды и лишения в мирное время, когда служба вас сталкивает вместе, если хотите, чтобы он был сердцем и душою вашим в военное время: солдат не щадит себя только для офицера, который сам себя не щадит на службе. И только тогда самоотвержение солдата становится безграничным», - утверждает М.И Драгомиров.

Окончание следует.

Валерий Медведь, полковник в отставке,

Сергей Доценко, подполковник запаса,

ветераны боевых действий


Image

_________________
Мы кровью врагов земли русской напишем летопись новой Руси
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеПосетить сайт автора
KOBRA
Модератор

   

Зарегистрирован: 29.03.2013
Сообщения: 661
Откуда: Планета Земля

СообщениеДобавлено: Ср Дек 11, 2019 12:33 pm Ответить с цитатойВернуться к началу

Блистательные немогузнайки – как противостоять данному явлению, способному разрушить Армию,

или Несколько советов современным воспитателям молодых офицеров.

Часть 4.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

«Офицер должен быть твёрд в тех основах, на коих зиждется воспитание солдата, а эти основы суть:

1) преданность Родине до самоотвержения;

2) дисциплинированность;

3) вера в нерушимость (святость) приказания;

4) храбрость (решительность, неустрашимость);

5) решимость безропотно переносить труд, холод, голод и все нужды солдатские;

6) чувство взаимной выручки.

Первая группа черт - преданность Родине, дисциплина и вера в нерушимость приказа должны и могут окончательно утвердиться в выпускниках из училищ; при малейшем колебании в одной из этих основ молодой человек не может быть допущен до офицерского звания; пребывание такого офицера в воинской части с первых же дней может оказаться пагубным и для него самого, и для вверенных ему солдат».

М.И Драгомиров

(«Офицерская памятка», 1888 г.)

Настало время подвести итоги.

Взаимоотношения старших и младших, командиров и подчинённых детально расписаны в Общевоинских и Боевых уставах, приказах, наставлениях.

Основа всего – общая модель: командир-единоначальник принимает решения, в их рамках отдаёт приказы и распоряжения подчинённым, и те их выполняют. На что именно командир принимает решение: парково-хозяйственный день, спортивно-массовое мероприятие, тактическое учение, специальная операция или общевойсковой бой, –

значения не имеет. В случае негативного результата командир несёт ответственность за свою непредусмотрительность. Некоторые командиры, осознавая тяжесть «шапки Мономаха», стремятся переложить ответственность на старшего начальника или, что намного хуже, на своих подчинённых. При этом командир-единоначальник теряет свой авторитет в глазах людей, беззаветно шедших за ним, и превращается в «немогузнайку». Подчинённые, ощутив свою беззащитность под началом такого командира, будут впредь всеми правдами и неправдами саботировать выполнение любых его приказов – лишь бы не остаться «крайними». Именно поэтому «немогузнайки» как явление представляют для Армии исключительную опасность даже в мирное время, тем более – в условиях боевой обстановки, когда время на принятие решения крайне ограничено, а цена командирской ошибки многократно возрастает.

Командир в любое время должен быть готов принимать решения и отвечать за их последствия. Это первая аксиома.

Вторая аксиома: в своей деятельности командир должен обеспечить ясность наказания и справедливость награждения. В этом случае командирское спасибо для человека в погонах значит не меньше ордена, а командирский нагоняй за упущения воспринимается адекватно.

Третья аксиома – постоянная забота о людях: «Ты сначала накорми-напои, в баньку своди – а потом и требуй».

Четвёртая аксиома: личный пример командира.

Без этого НЕЛЬЗЯ.

Чтобы из молодого офицера вырос РУКОВОДИТЕЛЬ, а не «немогузнайка», нужно соблюдать эти аксиомы не «по особо торжественным случаям», а повседневно и неуклонно. Тогда между воспитателем и молодым офицером установится прочный контакт.

Если при этом избегать хамства и высокомерия, снисходительности и «сюсюканья», неизбежно возникнет взаимное доверие и стремление младшего подражать примеру старшего.

С первого дня совместной работы старшего и младшего первому следует всемерно способствовать развитию в молодом офицере чувства самоуважения как основы для развития всех других командирских качеств. При этом нужно умело создавать условия для развития инициативности. Стоит помнить, что «ершистость» и «бунтарство» молодого офицера могут быть как просто защитной маской от несправедливостей жизни, так и гипертрофированно развитым стремлением к командирской самостоятельности. Как правило, в последнем случае из «непослушного и увлекающегося лейтенанта» легче и быстрее вырастет зрелый и самодостаточный командир, чем из «просто послушного».

Но это будет не сразу, потребуются немалое время и терпение воспитателя. Следует избегать шаблонных индивидуальных бесед, предпочитая им неформальное общение, не уходить от «острых тем» и стараться давать практические рекомендации, как поступать в том или ином случае.

Попытки психологически «давить» на офицера при разборе его нецелесообразных действий (особенно в присутствии подчинённых) всегда будут иметь отрицательный результат. Но если делать упор не на недостатках, а на средствах их преодоления, то наверняка можно достичь взаимопонимания. Следует всемерно поддерживать в офицерском коллективе и среди подчинённых авторитет молодого офицера, стараться при этом проявлять тактичность. Если тянет «пометать громы и молнии» и «познакомить слушателей со всем богатством и разнообразием русского языка», то стоит помнить: в сиюминутной перспективе это иногда может дать временный эффект, в долгосрочной перспективе – совершенно неэффективно, бессмысленно и даже вредно. В идеале, вообще, следует избегать «форсировать тембр голоса».

В работе с молодыми офицерами максимум времени следует посвятить воспитанию в них решимости отдать приказ и нести на себе всю ответственность за его исполнение подчинёнными – до конца.

Помните: процесс обучения неизбежно сопряжён с риском для жизни и здоровья людей. Боевая учёба означает не отказ от опасных и рискованных ситуаций, это – строгое и разумное следование требованиям безопасности. При этом боевая подготовка должна быть возведена в культ и не подменяться ничем «сиюминутно выгодным». Ни в коем случае не позволяйте молодому офицеру заниматься упрощенчеством.

Сами создавайте СИСТЕМУ в обучении и воспитании своих коллективов и требуйте от подчинённых вам командиров (начальников) создания ими своей СИСТЕМЫ. Гибкой, разумной и устойчивой к внешним помехам.

Доверие не исключает контроля. Особенно при подготовке и проведении занятий по боевой подготовке с повышенным риском для жизни и здоровья, тем более – в боевой обстановке. Но разумный контроль не должен подменяться мелочной опекой, и только доверие способно развить офицерскую самостоятельность. Вмешиваться в сферу компетенции подчинённого вам командира (начальника) и, тем паче, ПОДМЕНЯТЬ ЕГО приведёт к появлению безынициативного НЕМОГУЗНАЙКИ. Приучайте молодёжь к спросу за конечный результат.

В общении нужно стараться избегать громких слов и патетики. Если этого избежать не удаётся, следует быть максимально убедительным, иначе прозвучит фальшиво и принесёт больше вреда, чем пользы.

На конкретный вопрос подчинённого всегда должен следовать конкретный ответ. Избегайте ответа «не знаю». Отучайте подчинённых давать такие ответы – как вам и другим начальникам, так и подчинённым.

Многое в молодом офицере становится понятным по тому, как он ведёт себя со своими подчинёнными.

Исключите любую меркантильность в общении с молодыми офицерами. В любом виде. Не берите грех на душу.

Не следует в офицерской среде потворствовать угодничеству, подхалимству и доносительству. Пока офицер молод, закладывайте в нём правильные привычки.

Для людей, которым предстоит выполнять задачу, она должна быть не только понятна, но и стать их внутренним убеждением.

Задача старшего начальника ВСЕГДА должна исходить из реальных возможностей, подготовки и обеспеченности подчинённых. Приучайте их при организации каждой задачи проводить полный цикл подготовки, при этом наиболее чётко увязывать вопросы всестороннего обеспечения, взаимодействия и связи.

Руководство данными советами позволит сократить в разы «тиражирование» «немогузнаек», столь разрушительно опасных сегодня для нашей Армии.

С уважением и пожеланием удачи.

Валерий Медведь, полковник в отставке,

Сергей Доценко, подполковник запаса,

ветераны боевых действий


Image

_________________
Мы кровью врагов земли русской напишем летопись новой Руси
Посмотреть профильОтправить личное сообщениеПосетить сайт автора
Показать сообщения:      
Начать новую темуОтветить на тему


 Перейти:   



Следующая тема
Предыдущая тема
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group :: FI Theme :: Часовой пояс: GMT + 3
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS